News Feeds:

| Печать |

ipcc07.04.2022 г.
Тревожный сигнал для человечества: сеанс вопросов и ответов со специалистом по климату о докладе МГЭИК

Последний доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), опубликованный на этой неделе, был назван тревожным сигналом для человечества. Результаты работы сотен ученых со всего мира предупреждают, что окно для достижения целей Парижского соглашения быстро закрывается, а вместе с ним и шанс мира предотвратить климатическую катастрофу.

«Изменение климата 2022: смягчение последствий изменения климата» – третий из трех докладов, опубликованных за последние восемь месяцев. Первый рассматривал науку, лежащую в основе изменения климата; во втором были рассмотрены последствия изменения климата, а доклад этой недели был посвящен смягчению последствий изменения климата или тому, что человечество может сделать, чтобы остановить изменение климата.

Мы побеседовали с Никласом Хагельбергом, специалистом по вопросам изменения климата Программы ООН по окружающей среде, о докладе и о том, что он означает для планеты, а также сможет ли мир объединить политическую волю для преодоления климатического кризиса.

Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП): Что вас удивило в этом докладе?

Никлас Хагельберг (НХ): Боюсь, что нет. Предпосылки уже были в течение довольно долгого времени. Мы далеки от того, чтобы предпринять достаточные действия для ограничения потепления согласно целям Парижского соглашения. Хорошо, что еще можно сократить разницу, чтобы добиться результатов как в борьбе с изменением климата, так и в достижении целей в области устойчивого развития (ЦУР).

ЮНЕП: Согласно докладу, наступил тот момент, когда «сейчас или никогда» с точки зрения предотвращения климатической катастрофы. Насколько это справедливая оценка?

НХ: Отчасти. Но я хотел бы уточнить формулировку «сейчас или никогда». Физическая наука об изменении климата ясна, и влияние глобального потепления уже ощущается по всему миру. Наши текущие ответные действия недостаточны, если мы хотим [ограничить повышение глобальной температуры до] 1,5°C и, возможно, даже обеспечить 2°C. Но с изменением климата каждая десятая градуса имеет значение: 1,5°C лучше, чем 1,6°C, а 1,6°C лучше, чем 1,7°C. Эта битва не заканчивается, когда или если мы добиваемся результата в 1,5°C. Мы должны продолжать стремиться к углеродной нейтральности и отказу от углерода, пока не достигнем чистого нуля.

ЮНЕП: Какие положительные моменты мы можем извлечь из этого доклада?

НХ: Наука все сказала ясно. Мы знаем, что необходимо сделать, и у нас есть варианты во всех секторах, чтобы сократить выбросы как минимум вдвое к 2030 году. Эти решения экономически эффективны и обеспечат выполнения большей части ЦУР. Своевременные и широкомасштабные действия чрезвычайно важны для человеческого развития и благополучия.

ЮНЕП: Впервые в докладе есть глава, посвященная теме изменения потребительских привычек и образа жизни людей, которые могут противодействовать изменению климата. Насколько важным будет это так называемое смягчение последствий со стороны спроса?

НХ: Рад, что эта тема в центре внимания доклада. Хотелось бы верить, что это имеет какое-то отношение к Программе ООН по окружающей среде и нашим усилиям по привлечению внимания к образу жизни и неравномерному распределению выбросов по уровню благосостояния.

Для сокращения разницы в уровне выбросов необходимо использовать все возможные решения, включая устойчивое потребление и производство. Отдельные люди, частный сектор и правительства зависят друг от друга. Например, человеку необходимо иметь варианты с низким уровнем выбросов углерода по справедливым ценам, чтобы выбрать экологически чистый продукт или услугу. Частный сектор нуждается в потребительском спросе, политике и честной конкуренции, чтобы предлагать экологически чистые продукты и решения. А политикам и правительствам нужны сигналы от избирателей и частного сектора о необходимости проведения политики декарбонизации. Нам нужна всеобщая поддержка.

ЮНЕП: В докладе упоминается, что особенно в развивающихся странах наблюдается нехватка финансирования для инициатив, связанных с климатом. Что нужно сделать, чтобы ликвидировать этот инвестиционный разрыв?

НХ: Инвестиции в климатические решения ничем не отличаются от обычных инвестиций в том смысле, что как риск, так и вознаграждение будут важнейшими элементами любого инвестиционного решения. Важно, чтобы мы сочетали государственное и многостороннее климатическое финансирование с частными инвестициями, чтобы гарантировать [снижение инвестиционных рисков]. Это особенно важно в развивающихся странах. Также важно обратить внимание на внутренние источники финансирования, включая национальные бюджеты и частный сектор, поскольку климатическое финансирование, как правило, инвестируется в стране происхождения. Для поддержки борьбы с изменением климата в развивающихся странах важно поддерживать малый и средний бизнес, а также стимулировать климатическое финансирование крупномасштабной инфраструктуры.

ЮНЕП: Существует ли опасность, что будут больше полагаться на такие технологические решения, как улавливание углерода, а не на необходимое широкомасштабное сокращение объемов выбросов?

НХ: Нам потребуются все решения, начиная от широкомасштабного использования новых и существующих технологий и заканчивая действиями со стороны потребителей: переход на возобновляемое электричество или поездка на работу на велосипеде. Улавливание и хранение углерода в воздухе важно во всех сценариях МГЭИК для достижения углеродной нейтральности, и ученые считают, что такие решения для сокращения, как восстановление экосистем и прямое улавливание углерода, потребуются для достижения цели сдерживания температуры в пределах 1,5°C.

ЮНЕП: В докладе показаны шаги для сокращения выбросов, которые могут быть предприняты такими секторами экономики, как энергетика, сельское хозяйство и транспорт. Какие отрасли, по вашему мнению, добились наибольшего результата?

НХ: Среднегодовые выбросы с 2010 по 2019 годы увеличились во всех секторах, но темпы роста несколько замедлились, особенно в энергетическом секторе – с 2,3 до 1 процента в год и в промышленности – с 3,4 до 1,4 процента в год. На эти два сектора приходится 58 процентов всех глобальных выбросов. Быстрое снижение затрат на технологии возобновляемых источников энергии и повышение энергоэффективности начали снижать [выбросы], хотя и не приблизились к необходимому уровню. Всем секторам необходимо кардинально улучшить свои действия на пути к углеродной нейтральности.

ЮНЕП: Насколько здесь важна политическая воля?

НХ: В нашей истории есть несколько примеров быстрой активации политической воли, например, в начале пандемии COVID-19 и во время войн. Растущее число связанных с изменением климата стихийных бедствий – пожаров, наводнений, ураганов, засух – может в итоге помочь проявлению политической воли.

Я надеюсь, что социально-экономические возможности и геополитические реалии изменения доли рынка могут стать еще одним элементом, который ускорит этот процесс. Никто не хочет остаться позади, когда дело доходит до производства продуктов и услуг, решающих проблему изменения климата, и вокруг этих экономических возможностей можно быстро активизировать политическую волю.

ЮНЕП находится в авангарде движения за достижение цели Парижского соглашения по удержанию роста глобальной температуры значительно ниже 2°C и стремлению к 1,5°C по сравнению с доиндустриальными уровнями. Для этого ЮНЕП разработала решение для шести секторов, план сокращения объемов выбросов в различных секторах в соответствии с обязательствами Парижского соглашения и в целях обеспечения климатической стабильности. Описанные в документе шесть секторов: энергетика, промышленность, сельское хозяйство и продовольствие, леса и землепользование, транспорт, а также здания и города.

Межправительственная группа экспертов по изменению климата была создана Программой ООН по окружающей среде и Всемирной метеорологической организацией в 1988 году в целях предоставления миру четкой научно обоснованной картины современного состояния знаний об изменении климата. Доклады группы способствуют обсуждению проблемы изменения климата на протяжении более трех десятилетий и предоставляют научные данные, которые правительства используют для формирования своей собственной климатической политики.

Дополнительные материалы

 
envproblems
energy
erergy-fresh
ge

geo6

unea

unea5

escap75

sport
rio20vr
Copyright © 2022. ЮНЕПКОМ (UNEPCOM). Powered by Irt. IRTEH