News Feeds:

| Печать |

cop2707.11.2022 г.
Развитые страны не доплачивают развивающимся за изменение климата

Вопрос финансирования «убытков и ущерба» включен в официальную повестку COP27

С того момента, как в начале 1990-х началась борьба с угрозой глобального потепления, деньги были в центре климатических дискуссий. Более десяти лет назад богатые страны пообещали к 2020 году ежегодно выделять $100 млрд, чтобы помочь развивающимся странам оплачивать действия по борьбе с изменением климата. Но им не удалось достичь этой цели. Теперь, в соответствии с условиями, изложенными в Парижском соглашении 2015 года, перед странами, ведущими переговоры в ООН, поставлена задача разработать новое соглашение к 2025 году. Издание Carbon Brief анализирует некоторые из имеющихся вариантов повышения уровня климатического финансирования.

Термин «климатическое финансирование» обычно используется для обозначения любых денежных средств, которые используются либо для сокращения выбросов, либо для помощи людям в адаптации к изменению климата. В контексте переговоров ООН по климату термин «климатическое финансирование» относится к деньгам, собранным небольшой группой развитых стран для финансирования действий по борьбе с изменением климата в развивающихся странах. Как писали «Ведомости. Экология», сейчас, в свете переговоров в рамках международной конференции по климату COP27, проходящей в Египте, вопрос финансирования «убытков и ущерба» особенно актуален и включен в официальную повестку саммита.

В 1992 году была принята рамочная конвенция ООН об изменении климата (РКИК ООН), согласно которой развитые страны должны предоставлять новые и дополнительные финансовые ресурсы для покрытия согласованных полных расходов, понесенных сторонами из числа развивающихся стран. Развитыми странами, указанными в конвенции, были западноевропейские страны, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия и Япония. В течение многих лет такие организации, как Всемирный банк, говорили о повестке дня «от миллиардов к триллионам», в которой миллиарды долларов помощи стимулируют триллионы дополнительных инвестиций. По мере того, как вопрос климатического финансирования становился все более актуальным, росла потребность воплотить его в жизнь.

В 2009 г. развитые страны договорились «мобилизовать» $100 млрд в год к 2020 г. Эта произвольная цифра, выдвинутая тогдашним госсекретарем США Хилари Клинтон на COP15 в Копенгагене, была впервые предложена премьер-министром Великобритании Гордоном Брауном во время выступления в Лондонском зоопарке ранее в том же году. Она не была основана на анализе потребностей развивающихся стран. Тем не менее, это число было подтверждено в Канкунских соглашениях в следующем году. В Парижском соглашении 2015 года также говорится о цели в $100 млрд. Однако до сих пор развитые страны не смогли ее достичь. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в 2020 году они мобилизовали всего $83,3 млрд.

Теперь участникам переговоров по климату на COP27 поручено разработать условия «новой коллективной количественной цели», которая вступит в силу с 2025 года. Это требование парижского текста, в котором говорится, что новая цель должна быть выше $100 млрд.

В последнем отчете Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) делается вывод о том, что связанные с климатом инвестиции в развивающихся странах должны увеличиться в четыре-восемь раз до 2030 года — примерно до $2-3 трлн в год, чтобы соответствовать ограничениям по потеплению, установленным Парижским соглашением. Комитет по финансам, созданный для содействия пониманию климатического финансирования в рамках переговоров в ООН, оценил 153 климатических плана, представленных в ООН развивающимися странами. Выяснилось, что для реализации только этих планов потребуется $5,8–5,9 трлн к 2030 году. В последнем обзоре мировой энергетики Международного энергетического агентства (МЭА) делается вывод о том, что для достижения цели ограничения глобального потепления на 1,5°C, ежегодные инвестиции в чистую энергию должны утроиться к 2030 году, достигнув $4,2 трлн. Примерно $1,8 трлн из этой суммы придется на развивающиеся страны. По оценкам ООН, адаптация к изменению климата только в развивающихся странах к 2030 году будет стоить от $160 млрд до $340 млрд в год.

Учитывая триллионы, которые необходимо собрать, существует широкое признание того, что частные деньги играют важную роль в увеличении общего финансирования борьбы с изменением климата. По оценкам МЭА, $3 трлн из $4,2 трлн, необходимых для глобальных инвестиций к 2030 году, будут поступать из частного сектора. Однако в своем плане достижения цели в $100 млрд развитые страны заявили, что мобилизация частного климатического финансирования оказалась сложной задачей. В 2020 году из частного сектора было получено всего $13,1 млрд, и эта сумма оставалась примерно неизменной в течение последнего десятилетия. Так происходит потому, что частное климатическое финансирование, как правило, отдает предпочтение инвестициям в более богатые страны, которые считаются более стабильными.

Государственное климатическое финансирование может либо предоставляться одной страной другой стране, либо направляться через крупные международные финансовые учреждения. Последнее время все чаще звучат призывы к реформе этих организаций, чтобы помочь привести распределяемые ими деньги в большее соответствие с климатическими амбициями, особенно в развивающихся странах. На COP26 в Глазго была представлена новая модель климатического финансирования в виде соглашения между правительствами Южной Африки, Франции, Германии, Великобритании, США, а также ЕС.

Яркий пример: Южная Африка является крупным источником выбросов в основном из-за ее зависимости от угля, который по-прежнему обеспечивает почти 90% электроэнергии. В то же время в угольной промышленности работают десятки тысяч человек в стране, где около трети населения не имеет работы. Однако по мере того, как постепенно появляются подробности о партнерстве с Южной Африкой, становится ясно, что с этой моделью есть проблемы. Около 97% из $8,5 млрд будут предоставлены в виде кредитов и инвестиционных гарантий. И это несмотря на то, что президент Южной Африки Сирил Рамафоса заявил, что он примет сделку только в том случае, если она будет на хороших условиях, и большая часть денег будет поступать в виде грантов.

Один из вариантов увеличить объем международного климатического финансирования — просто расширить список спонсоров. В настоящее время список не включает такие крупные экономики, как Китай, Южная Корея, Саудовская Аравия и Россия. Для их включения есть разумный аргумент на основе исторической ответственности: сейчас страны-спонсоры несут ответственность только за 40% исторических выбросов углекислого газа, тогда как только на Китай приходится 11%.

Еще одна проблема состоит в том, что многие из нуждающихся в финансировании стран несут тяжелое долговое бремя. По данным Всемирного банка, 58% беднейших стран мира испытывают долговые трудности или подвержены высокому риску их возникновения. Страны с низким уровнем дохода тратят в пять раз больше на выплаты по долгам, чем на адаптацию к изменению климата, в то время, как малые островные развивающиеся государства тратят на погашение долгов в 18 раз больше, чем получают от климатического финансирования. Призывы к списанию долгов усилились после наводнения, обрушившегося на Пакистан в этом году. Программа развития ООН выступала за облегчение многомиллиардного внешнего долга Пакистана, чтобы он мог сосредоточить ресурсы на борьбе с климатической катастрофой. Однако большая часть климатического финансирования предоставляется в форме кредитов, что усугубляет проблему долга.

Марина Кочетова

 
envproblems
energy
erergy-fresh
ge

geo6

unea

unea5

escap75

cop21

sport
rio20vr
Copyright © 2023. ЮНЕПКОМ (UNEPCOM). Powered by Irt. IRTEH