News Feeds:

| Печать |

climate08.11.2022 г.
Дадут ли лесам вырабатывать углеродные единицы

В развитии любой страны наука, технологии и энергетика играют решающую роль. Для России значимость этих факторов кратно возрастает в силу огромных размеров и сурового климата. Поиск чистых энергетических технологий вызван глобальным потеплением. Температура планеты повышается, тают ледники, расширяются пустыни, снижается плодородие земель, и нет оснований надеяться, что все обойдется.

Снизить парниковый эффект только сокращением выбросов парниковых газов (ПГ) на промышленных производствах, невозможно. Пока технологии человечества не могут конкурировать с природным фотосинтезом, леса поглощают углекислый газ из атмосферы эффективнее и дешевле антропогенных методов. А лесов осталось мало и существующим лесам поглотить весь СО2 не под силу.

Проблема актуальна, остра, ее последствия непредсказуемы. ООН ее обозначила ключевой для XXI века. Усложняется она и тем, что защищенность человека от изменений климата значительно выше, чем у животных и растений, десятки видов которых исчезают. Биологи ожидают, что оттаявшая вечная мерзлота познакомит нас с сотнями видов неизвестных микроорганизмов. Как это изменит среду обитания и повлияет на отрасли народного хозяйства, не знает никто. И это не страшилки, а научно доказанные факты, требующие решительных и эффективных коллективных действий.

Пока таких действий нет. Формально вроде бы ведется работа: принят закон №296-ФЗ «Об ограничении выбросов парниковых газов», утверждена нормативно-правовая документация для разработки проектов по сокращению и поглощению ПГ, но проектов нет. Интереса к ним нет ни у предприятий, ни у банков, ни у страховых компаний, ни у органов власти, потому, что нет стимулов. Этот вопрос требует серьезной доработки и отодвигает вопрос о разработке климатических проектов на неопределенный срок. Учитывая, что разработка лесоклиматического проекта (ЛКП) ведется 2,5 -3 года, да до этого около года идут согласования по его разработке и заключению договора, это большой срок. Без финансирования разработка проектов невозможна, поскольку они капиталоемкие, банки не имеют к ним интереса. Поэтому в ближайшие время проектов не будет, соответственно, не будет и рынка углеродных единиц (УЕ), поскольку им неоткуда будет взяться. Поэтому 296-ФЗ без создания ЛКП работать не будет. Для включения механизма реализации этого закона нужно создание ЛКП, и, прежде всего, проектов поглощения ПГ.

Надо отметить, что у предприятий нет стимула покупать УЕ, без спроса углеродный рынок не будет развиваться и ЛКП не будут развиваться, а деградация почв, лесов и негативные последствия изменения климата будут усиливаться.

Создание ЛКП ведется 2,5-3 года. Первые УЕ такой проект произведет минимум через три года. Если такие проекты начать запускать сейчас, то лишь через 3 года углеродный рынок может заработать.

На этом фоне происходит фактическое уничтожение единственного и уникального, продуктивно работающего Алтайского ЛКП. Он запущен в 2000 году, эффективность его поглощения за первые 12 лет составила 4,7 млн т СО2, что высоко оценено ООН, проект создали наши ученые, независимую оценку производили немецкие и французские верификаторы. Наша организация имеет статус наблюдателя ООН по климату с 2010 года, а нашим международным делегациям на примере проекта удалось отстоять лесную тему на международных переговорах, защитить высокий уровень поглощающей способности российских лесов.

С этим проектом мы прошли путь от разработки до полноценного сопровождения и обрели опыт, которого нет ни у кого. Освоили все особенности ЛКП: сложность и длительность разработки, наукоемкость, капиталоемкость, огромные сроки реализации. Реализация проекта показала, что разработка таких ЛКП требует особой подготовки и не под силу абсолютному большинству проектных учреждений.

Фактически мы получили экономически эффективную технологию, обеспечивающую максимальное поглощение углерода при минимальных финансовых затратах, что является нашим достижением и достоянием, и позволит обеспечить выгодность климатической деятельности, которой никто нигде, никогда не занимался, и которая является новой для экономики. Она не столько про лес и не столько про УЕ. Она про поиск широких взаимодействий с природными процессами с экономикой, требующий новых кадров, нового образования, новой системы управления всеми сферами жизни.

На наш проект не затрачено ни копейки государственных денег, что должно положительно оцениваться и распространяться на другие территории. Но вместо этого мы получили обратную реакцию.

Проект размещен на неиспользуемых землях с/х назначения, которых по официальным данным в стране 350 тыс. га, но реально во много раз больше. Это гигантская база для наращивания объемов поглощения атмосферного углерода, которой нет ни у какой другой страны. Поэтому использование заброшенных сельхозземель обеспечит безусловное лидерство нашей страны в мире в решении климатической проблемы. К тому же это даст дополнительные доходы аграрному сектору, повысит устойчивость сельского хозяйства, обеспечит продовольственную безопасность от реализации УЕ.

Наш проект полезен и тем, что его можно использовать как экспериментальную площадку для любых научных экспериментов, лабораторию для обучения кадров.

При всех положительных сторонах проекта он не состоялся как доходный. Это следствие отсутствия углеродного рынка, которого нет до сих пор. И его вообще может не быть в ближайшее время, поскольку нет проектов, генерирующих УЕ. Поэтому перспектива доходности проекта не ясна.

Но и вывод на рынок УЕ осложнен. Минэкономразвития предлагает обновить документацию проекта, подогнать ее под 296-ФЗ, хотя проект разработан в соответствии с российским и международным законодательством за много лет до появления этого закона, и ни в чем не противоречит ему. Проект утвержден Приказом МЭР №277 от 16.05.2012, который не отменен, числится в российском реестре и в реестре ООН, что не дает оснований считать проектную документацию подлежащей переделке. Тем более, что эта переделка требует минимум год работы более сотни научных сотрудников и стоимости более 200 млн рублей, которые однажды уже были оплачены.

Такое отношение к проекту со стороны МЭР означает остановку данного проекта. То есть МЭР формально требуя соблюдения норм закона, на деле не дает возможность осуществлять климатическую деятельность, предусмотренную этим законом. Такие обстоятельства не способствуют развитию проектов поглощения, и противодействуют закону о сокращении выбросов ПГ.

Андрей Стеценко , президент АНО «Центр экологических инноваций», сотрудник Экономического факультета МГУ

 
envproblems
energy
erergy-fresh
ge

geo6

unea

unea5

escap75

cop21

sport
rio20vr
Copyright © 2023. ЮНЕПКОМ (UNEPCOM). Powered by Irt. IRTEH