News Feeds:

| Печать |

cop2722.11.2022 г.
Главный вопрос СОР27: сколько стоят климатические амбиции

2022 год уходит, оставляя в истории новые печальные рекорды ущерба от климатических катастроф: жара и наводнения в Пакистане, лесные пожары на юге Европы, нехватка водных ресурсов для охлаждения реакторов атомных электростанций во Франции, волны жары и засуха в США и Китае и многие другие. Тем временем в Шарм-эль-Шейхе (Египет) завершилась 27-я конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP27), на которой громче чем обычно звучали призывы к критическому переосмыслению климатических целей и амбиций и даже всей концепции низкоуглеродного развития.

В действительности энергетический, продовольственный и экономический кризисы, захлестнувшие мир в уходящем году, стали серьезным стресс-тестом для глобальной климатической повестки. В этом контексте особенно остро встал вопрос определения реальной стоимости амбиций по сокращению антропогенных выбросов парниковых газов. Тем не менее, как и прежде, абсолютное большинство стран выразили приверженность целям и идеологии Парижского соглашения и желание активно сотрудничать по практическим вопросам его реализации.

Обсуждавшиеся механизмы реализации Парижского соглашения прежде всего представляют собой новые экономические инструменты и стимулы, действующие в двух ключевых направлениях: митигация – смягчение влияния климатических изменений путем устранения одной из его причин – антропогенных выбросов парниковых газов, и адаптация – минимизация последствий климатических изменений.

Важно отметить, что обсуждение инструментов финансирования присутствовало практически в каждом из переговорных треков, а количественное определение целей по декарбонизации в экономических терминах стало одной из ключевых тем дискуссии. То есть мир постепенно переходит от декларирования амбициозных климатических целей к оценке стоимости их достижения.

В рамках поддержки инструментов митигации была продолжена работа над операционализацией инструментов торговли углеродными единицами в соответствии с 6 статьей Парижского соглашения. Серьезные вопросы вызывает бюрократизация и неповоротливость этих важнейших инструментов, призванных обеспечить финансирование инициатив в области сокращения выбросов парниковых газов и/или увеличения их поглощений. Итоговый текст в целом стал продолжением курса, принятого в прошлом году на конференции Сторон в Глазго. В то же время стала очевидной активизация инициатив по созданию добровольных рынков в Африке и Латинской Америке.

Однако ключевым вопросом повестки прошедшего саммита стало финансирование мер по адаптации. Этому отчасти способствовало и место проведения COP27 – африканский континент, и широкое представительство стран, которые в силу экономического развития наиболее остро испытывают негативное воздействие глобальных климатических процессов. Итогом конференции стало, в частности, создание фонда, финансирующего потери и убытки, связанные с климатическими изменениями.

Еще одним знаковым событием стало возобновление приостановленного из-за ситуации вокруг Тайваня климатического диалога между США и Китаем – двумя крупнейшими эмитентами парниковых газов, которые имеют серьезные разногласия во многих политико-экономических аспектах. Очевидно, что направление и результативность глобальной климатической политики в дальнейшем будет зависеть от усилий этих двух стран, в совокупности ответственных за почти половину антропогенных выбросов углекислого газа. Прогрессивное человечество воспринимает сближение переговорных позиций политических оппонентов, как добрый знак, вселяющий надежду, что перед лицом глобальных угроз страны все же готовы поступиться локальными политическими амбициями ради конструктивного диалога.

Учитывая возрастающую роль двустороннего взаимодействия между странами в части функционирования инструментов поддержи декарбонизации, договоренности или хотя бы достижение общего понимания по ключевым климатическим вопросам между Китаем и США станет новым вектором развития климатической повестки. В частности, одним из благоприятных для Российской Федерации эффектов от такого взаимодействия будет расширение спектра технологий, официально признаваемых в качестве перспективных направлений декарбонизации, в том числе, включение в него атомной, гидро-, и низкоэмиссионной газовой энергогенерации. Такие возможности, в частности, открывает текст итоговой резолюции СОР27, а также общий дух здорового прагматизма и готовности к диалогу вне зависимости от внешнеполитических разногласий.

Пожалуй, главным итогом конференции для нас является то, что Российская Федерация по-прежнему остается в числе ключевых игроков на климатическом поле, как с точки зрения наличия ресурсов, позволяющих сократить выбросы парниковых газов, так и огромного потенциала декарбонизации, который может быть реализован путем модернизации производственных процессов, повышения энергоэффективности и сохранения и увеличения уровня поглощения углекислого газа в естественных экосистемах. Поэтому активность участия российского бизнеса в глобальном климатическом диалоге возрастает с каждым годом. В рамках прошедшей конференции состоялось несколько представительных мероприятий, организованных российскими компаниями, на которых вместе с иностранными коллегами обсуждались перспективы научно-технического развития в контексте климатической политики.

Владимир Лукин , партнер группы операционных рисков и устойчивого развития Kept

 
envproblems
energy
erergy-fresh
ge

geo6

unea

unea5

escap75

cop21

sport
rio20vr
Copyright © 2023. ЮНЕПКОМ (UNEPCOM). Powered by Irt. IRTEH