News Feeds:

| Печать |

cop2720.11.2022 г.
Итоги COP27: с Африкой солидарны, но действовать не спешат

В Шарм-эш-Шейхе завершилась ежегодная, 27 по счету конференция Рамочной конвенции об изменении климата (РКИК) ООН. Она имела большое значение для наиболее слабых и уязвимых стран, которые получат серьезную помощь. Однако встреча не смогла оказать заметное влияние на динамику глобальных выбросов парниковых газов, считают во Всемирном фонде дикой природы.

Более 30 тыс. делегатов из 195 стран в течение двух недель пытались продвинуться в решении климатической проблемы. Очевиден прогресс в области финансирования и поддержки мер адаптации и ограничения выбросов в развивающихся странах, помощи наиболее слабым государствам, несущим немалые потери от изменений климата. В то же время на конференции страны не заявили о принятии более сильных целей по выбросам парниковых газов.

Год назад на COP26 в Глазго все крупные страны дали обещания достичь углеродной нейтральности через 30-50 лет, то есть значительно снизить выбросы, а остаток компенсировать за счет большего поглощения СО2 экосистемами. Россия намерена это сделать к 2060 году. «Эти усилия стран смогут ограничить глобальное потепление лишь на уровне 2,5-3°С, что значительно хуже целей, прописанных в Парижском соглашении, — отметил Алексей Кокорин, директор климатической программы Всемирного фонда дикой природы. — В целом, конференция показала, что крупнейшие страны, как развитые, так и развивающиеся, не готовы усилить свои планы по снижению выбросов, но могут нарастить финансовую поддержку наиболее уязвимых и слабых государств. Так, приняты решения по долгосрочным финансовым параметрам, а наиболее развитые страны заявили о немедленном целевом выделении больших средств, прежде всего, для решения проблемы продовольствия в Африке, где уже сейчас ситуация сильно обостряется из-за изменений климата».

Говоря о вопросах финансирования, важно отметить: в решении, принятом в Шарм-эль-Шейхе, зафиксировано, что обозначенный уровень $100 млрд в год, еще не достигнут, но продолжает оставаться глобальным ориентиром финансирования мер по низкоуглеродному развитию и адаптации в развивающихся странах. Ожидается, что этот уровень станет средней годовой суммой финансирования за 2020-2025 годы. Также в решениях конференции подчеркивается необходимость увеличить долю грантовых средств, прежде всего, для наиболее слабых и уязвимых стран, для которых кредиты не могут быть решением проблем.

Очень остро обсуждался вопрос финансирования «потерь и ущерба» — так в ООН называют ситуации, когда к последствиям изменений климата адаптироваться невозможно. Например, при повышении уровня океана малые островные государства обречены на потери или даже исчезновение. «На конференции это было настоящим «яблоком раздора»: ведь еще год назад развитые страны отказывались даже обсуждать новый канал финансирования. Теперь ситуация кардинально поменялась, — поясняет Кокорин. — Принято решение о создании специальной финансовой структуры и подготовительном процессе организации ее работы».

При этом на конференции не уделялось особого внимания сегодняшним энергетическим проблемам стран, хотя в решении они и упомянуты как еще одна причина ускорить переход на возобновляемую энергетику. Год назад в решениях Глазго была подчеркнута необходимость снижения использования угля, в Шарм-эль-Шейхе странам не удалось согласовать фразу об отказе от ископаемого топлива, что говорит об их неготовности к радикальным действиям.

В то же время, природным решениям, как для адаптации, так и для снижения выбросов парниковых газов на конференции было уделено большое внимание. Однако не все страны считают их должным решением проблемы. В частности, многие развивающиеся государства не хотят, чтобы проекты, связанные с экосистемами, были предметом углеродных рынков, столь негативно у них отношение к рыночной экономике в целом. Столь же скептически некоторые страны смотрят на допуск в Механизм устойчивого развития Парижского соглашения проектов, где меньшие выбросы достигаются за счет усиления мер по охране природы или из-за отказа от вырубки лесов и других изменений в землепользовании. Нужны гарантии того, что результат будет долгосрочным и позитивно влияющим на жизнь местного населения. Поэтому в следующем году странам и соответствующим органам РКИК предстоит детально рассмотреть вопрос и проработать систему гарантий и мониторинга результатов.

«Любые решения по природным проектам должны приниматься на строго научной основе, — комментирует Алексей Кокорин. — Опыт показывает, что многие участники конференции очень слабы в научных знаниях, они путают антропогенные и природные потоки СО2, не понимают, что Арктика влияет не только на ее жителей, но и на большую часть населения планеты».

Специально к конференции были подготовлены две работы, которые излагают важную научную информацию из Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) ООН в доступной форме. Это доклад Всемирного фонда дикой природы о роли океана и наземных экосистем в решении климатической проблемы и доклад Международной климатической криосферной инициативы о глобальной роли Арктики.

«Даже если страны сдержат обещания по углеродной нейтральности, то к концу века поток СО2 и метана из вечной мерзлоты будет примерно равен нынешним выбросам США (около 5 млрд. т СО2-эквивалента в год). А если не сдержат, и глобальное потепление достигнет 4-5°С и продолжит расти, то в 2100 году этот поток в атмосферу будет в два раза больше. Тогда весь мир на месте мерзлоты получит нынешние выбросы Китая», — считает Кокорин.

На закрытии саммита подчеркивалось, что в будущем году надо усилить работу по всем направлениям, а прямо сейчас РКИК передает эстафету Конвенции по сохранению биоразнообразия, чья конференция откроется в Монреале 7 декабря.

Маргарита Парфененкова

 
envproblems
energy
erergy-fresh
ge

geo6

unea

unea5

escap75

cop21

sport
rio20vr
Copyright © 2023. ЮНЕПКОМ (UNEPCOM). Powered by Irt. IRTEH